mark_niran (mark_niran) wrote,
mark_niran
mark_niran

Category:

«Золото Ближнего Востока» авантюрный роман

см. "Пояснения"

Глава  Д


Профсоюзный лидер Перец добивается, чтобы минимальная зарплата в Израиле была равна 1000 долларов США. Серьезные аналитики полагают, что если доллар упадёт процентов на 30 – планы сбудутся…

Палестинская поэтесса  Сулима (в европейских кругах более известная как Сюзан) плодотворно творила. Не случайно в творческой среде ее называли Повивальной бабкой интифады. Сдержанные отзывы международной критики объяснялись лишь тем, что «ее стихи основаны не на фантазии автора, а на привлечении существующего эпоса». Она переводила с французского на арабский стихи современных поэтов и классиков. Чтобы не создавать себе проблемы с соблюдением авторских прав и потенциальными требованиями выплат гонораров, поэтесса компилировала произведения, превращая их в подобие пестрого литературного коллажа. Этот метод не она придумала. Этим почти все мастера пера сейчас занимаются. А если использовать переводы малоизвестных в арабском мире восточнославянских поэтов, то вообще никто никогда не догадается.
Вскоре после смерти зятя (Ясера Арафата), она порадовала прогрессивное человечество новой волнующей сердца и души поэмой «На смерть Председателя». В произведении были и такие строки (приводится в сокращенном варианте):[Spoiler (click to open)]
Как умру, похороните меня вы в могиле –
Средь пустыни широченной, в Палестине милой.
Пусть в период стужи зимней висят сверху тучи,
И посажен будет рядом эвкалипт могучий…

И посетит могилу как-то
Делегация из ООН, поникнув головой,
И скажут: погиб лидер, невольник чести,
Пал, оклеветанный толпой!

Идут караваны – привет Арафату!
Летят самолеты – привет Арафату!
Приходят туристы – привет Арафату!
Уходят шахиды – салют Арафату!

Сулиме случалось много летать, чуть ли не каждую неделю. То Париж, то Рамалла (через Амман). Иногда удавалось по дороге и в Брюссель заскочить, и в Доху, и в Рейкьявик. Творческого человека за госсчет куда только не занесет…
Вечером, перед выходом в свет, Сулима обычно принимала термальные ванны. Лежа в пушистой пене, она воспринимала себя не только талантливой поэтессой, но и мудрым драматургом (на заслуженном отдыхе), королевой красоты (в отставке) и министром культуры (в запасе). И в своих глазах была она краше всех идолов Голливуда.
Ванная комната была не очень большой, но очень комфортабельной. Все продумано до мелочей. Не ванная, а SPA в натуре, с легким политическим уклоном.
В углу – у потолка над плакатом, вызывающим  ненависть к колониализму – укреплен телевизор в водонепроницаемом корпусе. Аппарат снабжен стеклоочистителем («дворником») с тремя скоростями – на случай, если экран запотевает.
В последнем вкусе туалет – весь сантехнический узел небесно-голубого цвета. Такого же цвета потолок. А стены и пол выложены итальянской плиткой нежно-розового цвета. Голубой и розовый – эффектное сочетание. Очень помогает настроиться на творческий процесс.
Сотовый телефон тоже по спецзаказу приобретен – для дайвингистов (так в Европе ныряльщиков называют). Сулима, конечно, никуда кроме ванны нырять не собиралась. Но водонепроницаемый аппарат требовался на тот случай, если он случайно в воду соскользнет. Плюхнется, например, в унитаз, как уже бывало. Потом, пока старый номер на новый аппарат переведут – замучаешься просить.
А без телефонной связи Сулиме нельзя. Она всем знакомым звонит, добрым словом помогает. И к ней звонят. У нее, кстати, телефон во всех странах работает, сигналы принимая. Поэтому многие полагают, что она из Рамаллы никуда не выезжает. А она в это время может быть и в Гааге, и в Амстердаме, и в Риме (не одновременно, конечно, а в каком-то одном месте), но не в Рамалле.
Звонят ей частенько. В основном, деньги просят. На разные социальные проекты. Ой, как надоели!..
Стоило Сулиме чуть расслабиться и погрузиться в пенную дремоту под рассказ диктора о завершении работ в миланском оперном театре Ла-Скала – как, тут как тут, настойчиво зазвонил телефон. Надо же! Забыла отключить, чтобы не мешал!
Так от неожиданности Сулима вздернулась, что белая душистая пена по розовому полу расплескалась.
- Слушаю вас! – недовольно ответила поэтесса.
- Шалом, ай Арафат дод! – это был молодой мужчина.
Голос принадлежал Ицхаку Мизрахи, который пытался высказать примерно следующее: «Привет, Арафат – это мой дядя».
Ивритское слово «дод» (дядя) Сулима восприняла как английское «dead» (умер). Подумала, что это какой-нибудь очередной иностранный дипломат таким образом хочет выразить свое трагическое участие по поводу непостижимо тяжелой утраты – смерти Арафата. Выдержав небольшую паузу, она спросила:
- Что вам угодно?
Основная проблема заключалась в том, что Ицик заранее тщательно продумал формулировку своих выражений (на основании накопленных в школьные годы познаний). А как понять сказанное в ответ? К этому он не был готов.
- Ай донт рэди3, – произнес он.
- Я понимаю, что никакими словами нельзя передать чувства скорби и сострадания, – ответила ему Сулима.
- Уот из ё адрес? Уэр ё багаж? Багаж из пэйд элон.4
«Так я и знала», – подумала Сулима. – «Они всегда начинают с соболезнований, но вскоре переходят к банальному выпрашиванию материальных средств. Просят адрес и, не стесняясь, имеют виды на багаж».
- Шерше ляфам5, – ответила Сулима по-французски, подразумевая «Поищи другую дурочку».
- Уот из ё адрес? Уэр ё багаж? Багаж из пэйд элон. 4 – Ицик повторил просьбу, имея в виду: «Сообщите ваш адрес, где находится багаж (наследство). Расходы на дорогу я беру на себя».
Возмущению Сулимы не было предела.
- Киш мир1 в тухес6, сильвупле7! – крикнула она.
Ицхак почувствовал грубые интонации и не нашел ничего разумнее, как взбунтоваться заученной по-русски фразой:
- Давай работай, падла!
Но Сулима его уже не слышала. На «падлу» отреагировала только трубка – злыми короткими гудками.
Разнервничавшаяся Сулима открыла горячий кран на полную мощность. Ей захотелось погорячей. Переключила телевизор на другой канал. «Дворник» на экране игриво заметался на максимальной скорости.
Транслировали американский футбол – финальный матч. Синие против оранжевых. Стадион переполнен. Говорят, что даже госсекретарь США Кондолиза Райз, отложив все дела, перед телевизором сидит и восторженно глядит.
Таки есть на что посмотреть… Широкоплечие атлеты бегают туда-сюда, мускульно задевая друг друга. Какие касания тел! Какой прорыв! А самое интересное: когда устраивается куча-мала. Давят и трут противника как оливки на масло. Какое эротическое зрелище, воспламеняющее воображение…
Почему Сулиму никто не предупредил, что такие удивительные вещи будут транслировать?
Голубые, энергично двигая напряженными ягодицами, пошли в атаку.
«Вперед! Вперед!» – заинтересованно желала Сулима.
И решила для себя, что будет однозначно всем телом болеть за голубых…

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments