mark_niran (mark_niran) wrote,
mark_niran
mark_niran

Categories:

«Золото Ближнего Востока» авантюрный роман

см. "Пояснения"

Глава  Г


Очень популярен в Израиле нильский окунь (он же – принцесса Нила), продаваемый толстыми филейными кусками в замороженном виде. И по доступной цене. Настолько доступной, что раньше эта вкусная жирная рыба успешно конкурировала даже со свежим карпом. А на постный хек вообще перестали смотреть.
Нильский окунь – удобно и вкусно. Чистить не надо (на кусках филе обычно оставляют только кусочек кожицы с чешуей, чтобы приверженцы кашерного питания убеждались в наличии данного признака).
Этот окунь в свое время был запущен в самое большое на африканском континенте озеро Виктория и, быстро расплодившись (как кролики в Австралии), в кратчайшие сроки захавал всю живность в водоеме.
В начале 90-х спрос на данную рыбу резко снизился. Дело в том, что на берегах озера Виктория проходила бойня. Тысячи трупов подвергавшихся геноциду представителей племени тутси были сброшены в набежавшую волну. А кому охота питаться останками тутси, переварившимися в организме хищного нильского окуня?
Ученые уверяли, что окунь падалью не питается. Им верили. Но рыбу с тех пор покупали уже не так активно – ведь осадок на душе остался…
Только когда кровавые события на берегах озера Виктория забылись, цены на нильского окуня упорно поползли вверх. Все-таки вкусно. И чистить не надо.[Spoiler (click to open)]



Квартира, принадлежавшая дедушке (благословенной памяти) находилась в доме из литого бетона с солнечными бойлерами на плоской крыше. В городе Реховоте, в микрорайоне Ошийот. Среди соседей – уважаемые чиновники техслужб муниципалитета и казначеи благотворительных организаций.
Ицхак давно на эту квартиру переехал. Вскоре после того, как дедушка в больницу попал.
Когда стало понятно, что дедуля домой не вернется (состояние его было определено как тяжелое, но стабильное), отключил внук телевидение кабельное. Став распорядителем движимого имущества, пожертвовал он соседям телевизор. Протер пыль с мебели…
**
Отслужив утреннюю религиозную службу, сидел Ицхак в салонном кресле. Размышлял.
Во время индивидуального молебна всей душою своею просил он содействия в процессе поиска дядюшкиной вдовы. Конфиденциально.
Мысли не давали ему покоя.
Сидел Ицхак, нервно ногой потрясая.
Певица Захава Бен по радио витиевато подвывала североафриканской мелодией с явно выраженной депрессионной составляющей. Улучшению настроения это не способствовало.
Ицик попытался настроить мысли на созидательный лад – в надежде появления спасительного проблеска.
Как тетушку найти? Не идти же в самом деле в МИД израильский, в бюро справочное… Искать, унижаясь муками из-за хождений по официально равнодушным каналам… И чтобы не засветиться в плохом свете… Вот так незадача.
Песни по радио прекратились ненадолго – в связи с выпуском новостей (кратким):
Китенок маленький, весом в три тонны всего, заплыл в Хайфский порт. Он, как видно, принял судно за маму свою и сопровождал его из моря открытого до берега. А когда понял, что ошибся – было поздно уже, так как попал млекопитающий этот несовершеннолетний в воды ручья Кишон. Как известно, организм нормальный в водах этих просуществовать долго не в состоянии. Найдено было тело китенка без признаков жизни, и вытянуто на берег было в целях проведения экспертизы патологоанатомов. Жалко китенка. Ведется расследование. В связи с этим полиция напоминает об ответственности уголовной за оставление детей малых без присмотра.
И еще о полиции. Продолжается расследование по поводу отмывания денег в отделении банка А-Поалим, на улице А-Яркон в Тель-Авиве. Среди подозреваемых – олигархи из России, а также лидер бывший из государства одного. Детали не сообщаются. Как стало известно корреспонденту нашему собственному, незадолго до начала следствия основные акционеры банка А-Поалим таки успели продать свои акции…

Но Ицхак к новостям не прислушивался. В поисках решения мозг его был. И не было решения приемлемого. Не находилось. Не приходило в голову ничего хорошего, помимо эха от популярных завываний вновь зазвучавших по радио. Вот. Э-э-э…
Так бы и просидел, пока на радиоканале пластинку не сменили… Но внезапно раздался гром небесный телефонного звонка.
- Мир тебе! – послышался в трубке женский голос.
- И тебе того же, – без радости ответил Ицхак.
Он предполагал, что разговаривает с очередной распространительницей дешевого китайского товара по завышенным ценам. Но ошибся он.
- Я Реума, верная жена Эзера Вейцмана, приятеля дяди твоего, – представилась женщина. – Я в газете прочитала некролог по поводу кончины дедушки. Это так ужасно…
Ицик понял, что женщина не лгала. Некролог действительно был невеселым.
Все-таки приятно, когда сначала подумаешь о человеке плохо. Подозреваешь, например, что он провайдер от какого-нибудь «Гербалайфа». А потом выясняется, что человек этот даже не дистрибьютор. И ничего плохого никому не сделал.
- Примите мои соболезнования, – продолжала женщина. – Такое горе, такое горе!
- Спасибо, – ответил Ицхак с едва уловимой радостью в голосе.
- Вы меня извините, но я Эзеру, мужу моему, ничего не сказала. Не хочу его душевно травмировать. Сильно он болеет последнее время… А ты приезжай к нам. Очень буду рада тебя видеть. Тогда и расскажешь о дедушке. А то я, помимо факта кончины, о нем почти ничего не знаю. Обещай, что приедешь к нам в Кейсарию!
- Постараюсь, не давая обета. Если поездка в ту сторону подвернется.
- Тогда записывай адрес…
Ицхак снова призадумался: «Кто такая женщина эта? Фамилия у них как у президента бывшего… Но это ни о чем не говорит. Одного члена кнессета, например, при обрезании нарекли Вейцман – Вейцман Шири, в честь президента Вейцмана. (Только не того президента Вейцмана, который в начале XXI века, а его дяди, что был президентом в середине XX века). Так до сих пор никто не понимает: где у члена (депутата) кнессета Шири Вейцмана имя, а где фамилия. Так и у этих: Эзер, как раз, может быть фамилия…
Не хочется мне к ним ехать. Но раз сказал, постараюсь… Нельзя слово данное нарушать…»
А радио продолжало скулить голосом Захавы Бен: «Если я в твоей судьбе-е ничего уже не зна-а-ачу. Я забуду о тебе-е. Я смогу. Я не запла-ачу»…
**
Прошло деньков с неделю примерно…
Диспетчер таксомоторного кооператива в аэропорту им. Бен-Гуриона запускал своих кучеров в ходки строго согласно занимаемой ими очереди.
Подходит очередь – подгоняй свой дилижанс, бери своего пассажира. Если едет пассажир в Эйлат – считай, крупно повезло. Поездка дальняя, доход приличный. А когда попался клиент в близлежащий Лод – не повезло. Сгоняешь на скорую шину (если железнодорожный шлагбаум не перекроют), получишь шекелевые крохи – и снова занимай очередь, пристраивая своего рысака в хвост более удачливого скакуна.
Зато без потасовок. Без внутрипартийных интриг. В строгом порядке. Даже ветеранов Войны Судного Дня без очереди не пропустят. Производственная демократия.
- Ицик! Возьми этих журналистов дебильных в Сдерот, – крикнул диспетчер и сразу же обратился к следующему водителю: – А ты, Патрик, подцепи вон того козла! Сгоняешь в Кейсарию!
У Ицхака в голове будто реле замкнуло. Сработал подсознательный триггер в ждущем режиме.
- Послушай меня, – обратился Ицик к Патрику. – Давай поездками махнемся.
Патрик – новый репатриант из Франции – иврит изучал не на курсах, а на работе. Смысл сказанного до него не дошел. Говорил этот парень только инфинитивами. Понять его обычно было можно, но чтобы понимал он, приходилось всем разговаривать с ним в его же манере.
- Я вместо ты ехать Кейсария, ты – вместо я ехать Сдерот, – популярно объяснил Ицхак.
Коллега понял, возражать не стал и, вспомнив нужное слово, ответил:
- Я соглашаться.
Дорога в Сдерот пыльная, но денежная. Там часто падают палестинские ракеты типа «Кассам» (кусок летающей ржавой водосточной трубы). Но эти ракеты прессу мало интересуют, их больше интересуют вялые вынужденные ответы ЦАХАЛа28. Поэтому журналисты обычно просят таксистов по всей округе помотаться, и чаевых накидывают.
Так что по рукам! Поменялись.
Поскакал Ицхак в Кейсарию, пришпорив коня.
**
В районе Герцлии у дороги зорко следил за действительностью металлический Теодор Герцль. Его бородатый образ сопровожден надписью:
Если захотите, не будет это майсой22.
Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…
Скинув пассажиров в положенном месте, Ицхак натянул вожжи газа и припустил рысака по направлению к престижному району вилл.
По дороге полиция его остановила. Констебль с инстинктом въедливого таможенника долго вчитывался в удостоверение личности. Спрашивал о целях поездки и требуемом пункте назначения.
- В чем небезразличие твое? – недовольно обратился к нему Ицхак с риторическим в обществе израильтян вопросом.
Констебль отмолчался. Потом ощупал поклажу. И, в качестве одолжения, разрешил продолжить путь, потенциальным штрафом пригрозив.
- Ты бы еще в трубу выхлопную заглянул, каурка вещий! – сказал ему Ицик напоследок и, заржав мотором, умчался.
Пока констебль наподобие прожженного любителя кроссвордов вдумывался в смысл сказанного, наездник успел скрыться за поворотом…
А вот и улочка с нужным названием. Криво уходит влево, напоминая генеральный курс правительства Израиля. В пристроенных к виллам оборудованных автоконюшнях – именитых пород скакуны стоят. Меринов сивых, какие в районе Ошийот преобладающим транспортом являются – в этой благодати кейсарийской даже случайно не увидеть.
А вот и дом семьи Вейцман – напротив останков разваленного римского акведука.
Табличка на заборе предупреждает:
«Прояви осторожность, собака злая!»
Ицик кнопку звонка нажал. Секунд через двадцать калитка, лениво скрипнув, отворилась. В калиточном проеме появился человек, ведавший охраной этого заведения. Кривая сажень в плечах, чашка дымящегося кофе в левой руке, металлоискатель – в правой (прибор по форме и манере удержания больше походил на увесистую дубинку). Судя по характерным свежим пятнам на форменной рубашке, парень недавно позавтракал сосисками под кетчупом и овощным салатом.
После вопроса на наличие мандата, охранник долго выяснял что-то по телефону из своей будки. Потом проверил сходство фотографии с объектом, почесал металлоискателем тело таксиста, и только после этого порог переступить предложил.
- А собака не укусит? – на всякий случай поинтересовался Ицик.
- Сейчас посмотрим, – загадочно произнес труженик секьюрити-сервиса.
У лестницы, ведущей в дом, была установлена массивная собачья конура из цельного дерева. Тонкая стальная цепь, одним концом прибитая к ее правому нижнему углу, вычурно изогнувшимся блестящим лучом уходила куда-то под лестницу.
Охранник опустил металлоискатель и чашку на ступеньку лестницы, ухватился за цепь и принялся с силой тянуть ее на себя, пятясь назад. Усилия не пропали даром. Из-под лестницы сначала показалась лохматая голова, а потом не менее лохматое туловище собаки пегого окраса. Животное отчаянно сопротивлялось, упираясь в травяное покрытие всеми конечностями и хвостовой частью.
Но силы были неравны. Представитель семейства псовых с треском проиграл сторожевому вертикально ходящему.
- Эту собаку член парламента Шимон Перес хозяину подарил, – объяснил секьюрити-сервис гостю. – Новейшая порода. Буль-шалом называется. Ближневосточный волкодав.
Подтащив животное к Ицику, охранник начал подталкивать собаку сзади, сопровождая свои действия подачей команды:
- Взять! Фас! Взять его!
Буль-шалому явно хотелось спрятаться в конуре. Но путь туда был перекрыт. Поджав хвост, скукожившись, ближневосточный волкодав приблизился и с опаской (ожидая удара в челюсть) понюхал обувь незнакомца.
Дверь в дом открылась. Вышедшая женщина приветствовала таксиста:
- Благословен приходящий!
- Благословенны пребывающие, – ответил Ицик.
- Перестань животное мучить! – обратилась женщина к охраннику. – Сколько раз говорить тебе, что буль-шаломы это собаки будущего, для охраны жилища в период глобальных мирных инициатив.
- Я хотел его на «фас» надрессировать, – объяснил работник секьюрити, расслабляя хватку.
Собака, облегченно вздохнув, влезла в конуру.
Охранник, прихватив оставленные на ступеньках вещи, удалился в свою будку (1 м2, и 2 метра в высоту).
Ицик, приблизившись к хозяйке дома, представился.
- Как же, как же! – отреагировала она. – Я так и подумала. Какое горе, какое горе… Ты проходи.
Дверь вела на лоджию-веранду.
Гость, воспользовавшись предложением, присел на кушетку.
Хозяйка подала печенье, рогалики, прохладительные напитки.
Пришлось отвечать на стандартные вопросы: отчего умер Моше, какие уколы, в каких дозах и куда вкалывали, где похоронили и т. д…
- Ты извини меня, – произнесла хозяйка. – Мне уходить скоро, собраться надобно. Муж мой Эзер в больнице еще. Проведать его поеду.
- Могу подвезти бесплатно, – предложил Ицхак.
- Не стоит утруждаться. Мы транспортом государственным обеспечены. Ой, совсем забыла я! Не отпущу тебя, пока не попробуешь на язык моей рыбы фаршированной с буряком, свеклой, по-вашему.
Хозяйка удалилась.
Ицик осмотрелся. Стена возле кресла была густо и безжалостно исписана именами с номерами телефонов. Многие фамилии Ицхаку были знакомы: Горбачев (Россия), Бен-Гурион (университет), Рабин (мед. центр), Буш (домашний).
Одна запись заставила таксиста призадуматься:  Сюзан-Сулима (теща Арафата, достает всех!).
Будто жетон в прорезь черепной коробки юркнул и мыслительный процесс в ход запустил.
Точно! Она это! Матушка вдовы дядюшкиной! Через нее можно будет до тети Сухи добраться!
Ицхак быстренько достал ручку и блокнот для профессиональных записей. Чиркнул, пытаясь корявым почерком воспроизвести информацию. Здесь главное – в порядке цифр не ошибиться.
- А вот и я!
На веранду въехала кухонная тележка, управляемая хозяйкой дома. На тележке в большом блюде покоились вареные рыбные котлетки, тарелки, инструменты затрапезные.
- Ты поешь, – сказала женщина, проворно сервируя стол. – А я пойду мужу гостинцев соберу.
Ицхак наколол фаршированную рыбу вилкой. Понюхал. Слюна не выделялась. Пришла идея скормить котлетку собаке. Он выглянул в окно. Буль-шалома не видно. Засел в конуре, зверина.
- Эй, иди сюда! – позвал Ицхак и принялся причмокивать сомкнутыми губами.
Но вместо собаки на зов неожиданно откликнулся секьюрити-сервис.
- В чем желание твое? – спросил он официально, и тут же, сориентировавшись, перешел на разговорный вариант: – Рыбка, что ли, фаршированная? С бурячком? Давно хозяйка не угощала.
Охранник приблизился. В руке его была одноразовая тарелка. Предусмотрителен.
Ицхак быстро переложил большинство котлеток (три). А две котлеты оставил на блюде, чтобы не подкинули еще. Согласно правилам приличия.
Секьюрити, поблагодарив, удалился в будку.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments