mark_niran (mark_niran) wrote,
mark_niran
mark_niran

Categories:

«Золото Ближнего Востока» авантюрный роман

«Золото Ближнего Востока» – это новая встреча с героями книги  «Психология жителей Ближнего Востока».

Издательство АХАЗ и автор предупреждают, что все герои книги являются вымышленными, поэтому любое совпадение имён и должностей как людей живущих, так и покинувших этот мир является досадной случайностью.

При написании книги автором и издательством с благодарностью использованы опыт и знания следующих  авторитетных консультантов:

Йосеф Гарби, духовный сподвижник;
Анна Штекель, социальный работник;
Дов (Максим) Лев, идеологический вегетарианец;
Стас Гершиков, моторизованный инспектор;
Любовь Рейнес, реакторный монтажник;
Александр Профатилов, кулинарный технолог;
Исаак Грач, дипломированный инженер;
Лео Преображенский ז"ל, добрый сосед;
Леонид Итунин, близкий родственник;
Дария Итунина, молодой специалист;
Татьяна Ниран, выпускающий редактор.

Автор и издательство выражают особую благодарность офицеру службы муниципальной безопасности Алексу Цвитману ז"ל, героически погибшему, защитив жителей своего города во время атаки террористов.





Глава  А
см. "Пояснения"


[Spoiler (click to open)]

В 2004-м году перестали веять вихри враждебные. И с начала 2005-го свежие ветры перемен задули над страной.
Пассаты и муссоны.
В душных курилках DCO (израильско-палестинские пункты координации действий сил безопасности) дышащие перегаром офицеры обговаривали грандиозные планы…
А террористы в субсидированных штаб-квартирах спорили: имеет ли смысл отказываться от проведения «боевых операций» в предусмотренное мирным договором полугодовое затишье. Ведь спонсоры, упорно настаивая, требовали тогда «производственного спокойствия»…
В Ливане сирийские спецслужбы замочили премьер-министра…
В Грузии премьер-министр скончался от угарного газа, выделенного бытовым обогревателем иранского производства… Угорел на работе.
Легким бризом навеяно было согласие России умерить объемы научно-технической помощи Ирану и Сирии (в области ядерных и военных разработок). Израиль, со своей стороны, пообещал Кремлю прикрыть счета некоторых своих граждан, подпадающих под категорию «опальных российских олигархов»…





А таксист Ицхак Мизрахи далек был от воротил монетарной политики. Совсем далеким был.
Продолжал он трудиться наемным извозчиком. Наемным не потому, что его клиенты нанимают, а потому, что нанял его хозяин автокобылы. Так и гонял Ицхак по дорогам на чужой тачке. А сам оставался он безлошадным, не было у него средства транспортного своего.
Эксплуатировали его труд нещадно, так как львиная доля дохода от извоза доставалась хозяину. А так как объемы восхождения репатриантов в страну сократились и туристов, прибывающих в Святую Землю, тоже стало немного – дела его преуспевающими никак было не назвать.
А телега, которой Ицик управлял, по-прежнему прикреплена была к таксомоторной стоянке при новом аэровокзале. В порту для воздушных судов имени Давида Бен-Гуриона. Там в былые времена (еще при старом терминале и правительстве), в сезон восхождений репатриантов наваливало столько – хоть трубой выхлопной жуй.
Так Ицхак на них, на репатриантов этих новых, насмотрелся, что даже раздражения они в нем вызывать перестали. Реакция защиты организма сработала…
**
Слетаются репатрианты на историческую Родину с четырех концов света белого. Всех сынов народа своего принимает Страна Израиль.
И хромой, и горбоносый, и чахоточный, и ссутулившийся (от обилия проблем), и с бельмом в глазу, и с помутнением рассудка, и с искривлением позвоночника (от резкого изменения траекторий бытия), и у кого короста, и даже у кого повреждение ятр (не о нас будет сказано) – каждый найдет пристанище обетованное.
Нацменами бесправными были они в странах исхода. А теперь гражданами полноправными становятся, почти как местные уроженцы.
В аэропорту проходят они регистрацию. Без пристрастия, но с применением кибернетики и с последующим присвоением личного идентификационного номера. Страховку медицинскую получают. Говорят, бесплатную. Но вернее сказать, за счет налогоплательщика.
И получают они «корзину абсорбции» – сумму, которую могут второпях потратить по своему разумению. И уже с корзинками этими доставляются по месту назначения в пределах территории, очерченной границами Ливана, Сирии, Иордании, Египта. И моря, естественно. Соседние царства и эмираты, в отличие от Израиля, со своими границами определились.
**
Но не о том сказ… Перевозятся репатрианты со своими абсорбционными корзинами, сохраняя особенности и традиции стран исхода. Это только на первый взгляд все они одинаковые.
А у опытных таксистов глаз наметан. Сразу видно: кто из пассажиров откуда, и как в финансовом плане стоит.
Выходцы из Украины, скажем, везут с собой нехитрый скарб – торбы абсорбции. Те, что из Молдовы – тащат бурдюки. Кто из Средней Азии – волокут на себе баулы или походные сундуки.
Россияне во всем разнообразии своем везут имущество в котомках, портфелях, барсетках и узелках. Зажиточного можно встретить с кофром кожи буйволовой. Попадаются немногие с берестяным туеском в руках. Но у всех, вне зависимости от ранга, припрятаны в кармане сетки-авоськи. На всякий случай, на авось. Мало ли что в дороге может случиться. Привычка, отработанная годами. Только в период застоявшегося социализма сетку эту называли не «авоська», а «нихренасенька»…
Абиссинские (эфиопские) женщины – молча переносят скудные пожитки в плетеных корзинах. А дети малолетние к их спинам платками привязаны.
Латиноамериканцы покидают заграничные обиталища налегке. Поэтому груз у них все больше в виде наплечных сумок и рюкзачков.
Репатрианты из Северной Америки и Западной Европы вообще финансовой помощи не получают. Считается, что им содержимого собственных портмоне и сумочек-визиток вполне хватает. Полагают, что кошельки у них размером с хозяйственный чемодан. Не считая перевозимых по морю контейнеров. Для доставки их поклажи требуется не вьючная легковушка, а тягловый грузовик-буйвол.
А выходцы из Австралии настолько редки в этих краях, что многие думают, будто корзинки абсорбции у них создаются на генетическом уровне. Будто сумчатые они с самого рождения. Нательный ридикюль, так сказать…
**
Одним утром ожидал Ицхак прибытия самолета с потенциальными клиентами.
Но медсестра заведения, где дедушка его находился, позвонила вдруг и посоветовала приехать. Как можно срочнее, говорит! Чтобы успеть проститься.
Ицик все бросил, уселся в седло и галопом примчался.
- Смотри, внук мой, что иду рассказать тебе сейчас, – высокопарно молвил дедушка Моше.
Он бредил немного.
Седина его бороды была ярким доказательством переживаний и перипетий в ненапрасно прожитые годы. От обилия сахара в крови давно стал он слаще меда… Щеки его сделались впалыми, а глазные яблоки желтыми. Кожа совсем иссохла и растрескалась. В некоторых местах покрылся он крупными красноватыми пятнами. Но в остальном совсем не изменился.
- Внимательно прислушиваюсь я к словам твоим, – говорил в ответ Ицхак.
- Как умру я, ты о кончине моей в Службу Национального Страхования сообщать не спеши, дабы очередное пособие по старости не придержали они. Пособие мое невелико, но и оно тебе пригодится в период тяжелый этот.
- Что ты, дедушка… О чем думаешь ты?
- Не перебивай, чтоб о главном успел сказать… Тысяч двадцать шекелей24 в банке из-под кофе растворимого в шкафчике упрятаны, на кухне. Всю жизнь откладывал… А еще в тумбочке найдешь бумажку, в футляре от очков. Там все данные счета банковского, где тысяч двадцать в европейской валюте – на твое имя, это на расходы мелкие…
- Откуда столько, дедушка?
- Дядя твой, благословенной памяти Иосиф, тебе презент оставил к свадьбе твоей будущей. И еще: в беседе нашей последней открыл Иосиф мне, что пятую часть от богатства своего в наследство тебе завещает. Денег там не менее полмиллиарда будет. А знаешь, сколько это полмиллиарда? Это как звезд на небе. Хотя бы тех, что взглядом невооруженным видно. Немеренно! Таково и богатство дяди твоего. В валюте очень твердой. Иным словом, твоих оттуда – сто миллионов, за вычетом стоимости проезда и накладных расходов… К вдове Иосифа обратишься по данному тебе адресу. Не афишируя, дабы не навредить. Чтоб не навлечь на нее гнев завистников и чиновников фискальных органов. У них там с этим еще горше, чем у нас… Только молвить мне тяжело. Попить бы мне… Чаю. Без сахара…
Ицик стремительно из палаты вышел, нашел место в отделении, где кипятильник стоял. Чай из пакетика приготовил. И к дедушке вернулся.
А тот уж в агонии бьется. Пена в уголках рта пузырится…
Покинула душа тело старого Моше.
Доктор дежурный смерть констатировал.
Ушел дедушка, даже чая не попив. Без сахара.
**
Хоронили его со всеми почестями.
Обернув в саван белый, в путь далекий отправили. Предписания ритуальные соблюдая.
На траурной панихиде представитель профкома выступал – из заведения, где дедушка последнее время долеживал, пока не преставился. Рассказывал, каким Моше парнем был, как людям советом помогал, как к будущему светлому стремился. И в завершение, в духе времени, произнес: «Шалом, хавер!» («Здравствуй, друг!» или «До свидания, товарищ!» – это с какой стороны посмотреть).
Потом положили присутствующие камни и цветы на холмик земли сырой.
Был бы дедушка жив, наверняка остался бы доволен своими похоронами…
**
Ицик, не кощунствуя, только вернувшись с кладбища дедушкину финансовую кладку обнаружил – в банке из-под кофе растворимого. И футляр от дедушкиных очков открыл. Действительно, бумажка там была с данными счета банковского на улице А-Яркон в Тель-Авиве.
А адреса вдовы дядюшкиной не нашлось там. И телефона не было…
**
Прошло восемь дней.
Отсидели в семье Мизрахи положенную неделю, скорбя по покойному. Оплакали.
Встав (после сна), Ицик на такси доехал до отделения банка на улице А-Яркон.
Вышел, не заплатив, так как таксист-коллега подбросил без особых возражений. Так у них, профессиональных извозчиков, принято.
Завернул Ицхак в банк (в пешем порядке). Очереди не было.
«Имело смысл специальный броневик для перевозки денег заказать?» – выдумал мнение Ицик, рассматривая припасенную для валюты сумку.
Но рассудок здраво подсказал контраргумент: «Нет смысла. Были случаи, когда эти броневики угоняли вместе с деньгами». Спорить с собою Ицхак не стал. Он был прав. Бывало такое в Израиле, когда уголовник, подделав документы, под чужим именем устроился охранником инкассаторского броневичка. Излишне объяснять, что этот броневичок был угнан при первом удобном случае…
Предъявил Ицхак кассиру удостоверение идентификации личности, и бумажку с данными счета отдал. Изъявил желание снять всю наличность, а счет прикрыть.
Снял. Закрыл. Вздохнул. Вышел на улицу.
В физическом смысле наличности оказалось немного – одна пачка купюр достоинством в 200 евро. И еще мелочевка из купюр в 50 и 20 евро. Пачку без труда удалось засунуть в карман брюк. Спортивная сумка, припасенная для переноса валюты, осталась не задействованной…
Tags: Арафат, Ближний восток, Израиль, Палестина, Перес, евреи, золото, израильтяне, палестино-израильский конфликт, приключения
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments